Вход на сайт

Краткая история кипрского туризма

Краткая история кипрского туризма

Тема туризма на Кипре кажется столь очевидной, что на неё даже не обращают внимания. А между тем, история туристического бизнеса на острове - очень стара и столь же очень интересна. Разумеется, с большим допущением, можно принять известную кипрскую точку зрения, что первым туристом на Кипре был ни кто иной, как сам апостол Павел, совершивший известное путешествие из Саламина в Пафос. По крайней мере, это первая документированная поездка, хотя и с пропагандистскими целями. Скажем, деловой туризм :)   

Рафаэль Санти (1483-1520). Наказание Елима

Несмотря на некоторую натяжку, Павла можно действительно рассматривать как иностранного, а сопровождавшего его Варнаву - как внутреннего туриста. И именно такими деловыми туристами, отягощенными в зависимости от профессии мечом, кошельком или библией, в течении долгих столетий, фактически - тысячелетия, были все пребывающие на остров визитеры. Иногда все три профессии совмещались в одном лице, если речь шла, скажем, о рыцаре-тамплиере. Так или иначе, пребывавшие на Кипр странники вынуждены были где-то жить. И не только у побережья, или прямо в Никосии, но и во многочисленных перевалочных пунктах - не стоит забывать, что во времена гужевого и верхового "транспорта" поездка из Фамагусты в тот же Лимассол могла продолжаться неделями. 

Соответственно, существовала целая сеть постоялых дворов, связанных между собой не только географически вдоль оживленного пути, но своеобразными "системами бронирования", когда с оказией впереди самого гостя тянулась цепочка специальных записок, предупреждающих о необходимости иметь свободную комнату, подобающую статусу путешественника. И вовсе не всегда это делалось с ведома и по указанию самого "туриста". Овербукинг мог оказаться если не смертью и побоями, то существенными материальными убытками. 

 

Кстати, первое упоминание о постоялом дворе на Кипре мы находим в "Отелло" Шекспира, хотя сам автор, или тот человек, который этим именем прикрывался, естественно, никогда на самом Кипре и не бывал. Но существование постоялых дворов воспринималось как само собой разумеющееся. 

Их в Сагитарию ты отведи, на постоялый двор,

Там Мавра точно вы найдете, там

Сагиттарией в этом случае, по видимому, именуется некая община, названная в честь венецианской Concordia Sagittaria, по аналогии с континентом и для удобства использования. Ни к водному растению, ни к конным лучникам этот термин не относится. 

В османские времена постоялые дворы дополнились караван-сараями, но суть самих гостиничных услуг от названия не менялась. Отдельное жилье для клиента, людская для стражи и прислуги, и конюшня для лошадей и ослов свиты. 

С другой стороны, все наслышаны о том, что кипрская православная церковь является крупным игроком в турбизнесе, владея прямо и косвенно, самими отелями или землями, под ними расположенными.

Монастырь Ставровуни в 1727 году. Иллюстрация из книги «Странствования Василия Григоровича-Барского по святым местам Востока с 1723 по 1747 г

Таким образом, странноприимные дома при монастырях тоже можно смело отнести к предтечам отельного дела. Каждого прибывающего паломника ждал стол и кров, иногда совершенно бесплатно, иногда в обмен на исполнение хозяйственных обязанностей или молитвы. Деньги, как правило, при ночлеге в монастырях были делом десятым и касались только сделок по приобретению сувениров, пардон - икон и реликвий в монастырской лавке.

Уличная сцена. Торговцы в Ларнаке.

Вся эта "пейзанско-басурманская" эпоха продолжалась вплоть до 1878 года, когда на Кипр вместе с британским управлением пришли и современные европейские порядки и стандарты. В связи с огромным наплывом приезжих чиновников, военных и бизнесменов сначала в Ларнаке - единственном в те времена порте, способном принимать крупнотоннажные суда, а затем и в столице арендованной османской провинции начали возникать отели, напоминающие привычные европейские.  

Изначально, путешественники без особых привилегий, предусматривающих размещение в домах британского консула или богатых англичан, селились в обычных комнатах в припортовых ночлежках, где за матрац и горячую еду на завтрак с них, как иностранцев, драли немыслимые суммы, сравнимые с метрополией. Очень быстро вокруг консульства открылось несколько пансионов, в которых за сходные деньги предлагался стандартный уровень комфорта, привычный английским туристам, уже освоившим Европу в качестве места проведения отпусков и праздных поездок. В новелле Проспера Мериме "Двойная ошибка" упоминается романтическое приключение с участием такого британского туриста:

Между прочим, высокий уровень криминала на тогдашнем Кипре во многом подпитывался не только бедностью населения и "гастролерами" со всех прилегающих регионов традиционной "портовой" преступности, но и тем малоизвестным обстоятельством, что остров был своеобразной "османской Австралией" куда по приговорам и без высылались разного рода темные личности, не подлежащие заключению ввиду отсутствия улик, но нежелательные на континенте. 

Первыми инвесторами в отельный бизнес были сами англичане. Известный британский писатель и путешественник Самуэль Бейкер в своей книге "Cyprus as I Saw it in 1879 (Кипр, каким я его увидел в 1879 году" несколько раз упоминает отель Craddok's, о котором в самом начале книги отзывается весьма одобрительно. Рекомендую всем желающим почитать саму книгу, свободно доступную в интернете. На мой взгляд, она гораздо глубже освещает эпоху начала британского владычества, нежели все имеющиеся статьи и рассказы гидов о тех временах.

К началу XX века число отелей уже достигало нескольких десятков, и к этим годам относится возникновение уже чисто рекреационного туризма. Горная прохлада и тишина привлекали не только европейцев (по большей части, как раз и живших на острове), но и многочисленную публику со всего Ближнего Востока. Высокий уровень сервиса, недоступный в похожих по климату местах Восточного Средиземноморья сделал кипрские горные отели необычайно популярными среди тамошней элиты и предпринимателей. 

Хорошо всем знакомый, надеюсь, король Египта Фарук, правда, несколько позднее - уже в 40-50 годы прошлого века любил проводить летние месяцы в Троодосе. Заодно, развею кочующую по путеводителям байку о том, что якобы, наряду с Фаруком и президентом Израиля Ицхаком Вейцманом в знаменитом отеле "Беренгария", якобы останавливался Уинстон Черчилль. Увы, это неправда - Черчилль был на Кипре всего два раза, и последний прилет в 1943 году длился около суток - с 31 января по 1 февраля. 

Столь бурный рост туризма в Троодосе прежде всего определялся строительством первой оборудованной по последнему слову строительной технологии дороги Лимассол-Платрес-Троодос. К настоящему времени первоначальная трасса, спроектированная английскими инженерами во многом спрямлена и выровнена, совпадая с первоначальной лишь на отдельных участках и мостовых переходах.

И ещё одно разоблачение: вопреки утверждениям экскурсоводов и даже самих местных жителей, первым горным отелем была вовсе не New Helvetia, а несуществующий ныне Olympus, открытый магнатом сирийского происхождения в 1903 году. По истечении срока аренды участка земли у британской администрации, в 1959 году, по решению суда здание было снесено.

Продолжая отступ в историю, напоминаю, что первыми Троодос и саму вершину Олимпа освоили в целях отдыха британские военные, которых тогда не интересовали стратегические высоты в плане радиослежения, а всего лишь постоянный холодок после многомесячных приключений, болезней и ранений во время египетской компании.  

Военные же, впоследствии, составили и главный контингент отдыхающих, когда во второй половине 50-х годов прошлого века на Кипре развернулась вооруженная борьба с англичанами и столкновения между партизанскими группами в межэтническом конфликте. 

С провозглашением независимости Кипр быстро становится одним из самых популярных туристических направлений. Строительство никосийского аэропорта позволило организовать массовые и относительно недорогие перевозки пассажиров из Европы и региона. Нарастающая нестабильность одновременно с ростом доходов нефтедобывающих стран превратили Кипр в туристическую мекку для жителей Ливана, Египта, Сирии, Иордании и консервативных монархий. 

Пляжи фамагусты, куда специально завозился песок из Египта, составляли заслуженную конкуренцию традиционным французским, испанским и итальянским курортам. 

Интересно, что вторыми по числу посетителей на острове после англичан в 59-60 годах значатся американские граждане. Хотя их и было всего 15% после подавляющего числа британцев, но они превосходили третьих по количеству туристов граждан Турции, гораздо ближе проживающих.  

К 1973 году количество пребывающих туристов достигло 264 тысячи человек, и после известных трагических событий июля следующего года, туристическая индустрия потерпела самый настоящий крах. Однако, благодаря специально принятым мерам (в т.ч. строительстве ларнакского аэропорта) направленным на стимуляцию турбизнеса, прежний уровень был восстановлен уже к 1979 году. 

Собственно, на этом мне пора остановиться, ибо рассмотрение послевоенного развитиz туротрасли Кипра заслуживает отдельного рассказа. 

 

      

Поделиться