На одном вдохе: фридайвинг на Кипре

Автор: Антон Жаров

1126

С древнейших времен и вплоть до наших дней умение надолго задерживать дыхание не теряет своей актуальности. 

Люди, живущие у моря, и на нашем острове в том числе, не прекращают нырять на глубину. Когда-то давно, во времена давно ушедших дней, для жителей побережья это было необходимостью, ремеслом, позволявшим добывать еду, жемчуг и моллюсков с морского дна. Глубоко и надолго уйти под воду было делом избранных, в то время как обычные люди могли довольствоваться лишь непродолжительным временем, проведенным под водой, после чего им приходилось всплывать. 

И неудивительно: умение плавать почти как рыба дает человеку возможности, которые обычным людям кажутся «неестественными». Древние люди всегда почитали море и океан, наделяя их сверхъестественными силами, обожествляли их, а ныряльщики пользовались почетом среди «простых смертных».

Во время греко-персидской войны, когда персидский флот был готов разбить греков, древнегреческий герой Скиллий вместе со своей дочерью Гидной сыграли одну из решающих ролей в противостоянии двух флотилий. В тот раз персы были гораздо сильнее и начали окружать греческий флот. Однако греков пугали не столько персы, сколько шторм, который должен был вскоре начаться, и они отступили. В ту же ночь Скиллий с Гидной поднырнули к персидским кораблям, стоявшим на якоре, и перерезали якорные канаты. Начавшийся шторм разбил персидские суда о камни, заполнив все побережье обломками кораблей и трупами врагов. Оставшийся флот персов затонул или был рассеян по морю.

Сейчас фридайвинг больше не является способом прокормить себя и свою семью, уже давно изобрели акваланги и подводные лодки, но по сей день этот вид деятельности остается очень востребованным среди экстремалов и подводных охотников. Оформившись как вид спорта в конце двадцатого века, фридайвинг включает в себя несколько дисциплин, таких как:

  • Задержка дыхания в статике позволяет человеку на некоторое время погрузиться под воду и находиться там, используя лишь вдох. Время, проведенное под водой, зависит от уровня подготовки.
  • Ныряние в длину без ласт. Более известное как плавание под водой. Спортсмен задерживает дыхание и старается проплыть максимальную дистанцию под водой до того момента, как произойдет всплытие. Чрезвычайно популярно как среди спортсменов, так и среди любителей.
  • Ныряние в длину в ластах представляет собой то же плавание под водой, но здесь делается упор на правильную технику работы ластами и положение тела пловца. Увлекательно и очень полезно при нырянии в открытой воде.
  • Ныряние в глубину в ластах. Что здесь сказать… Это то, что делает каждый, кто ныряет в море. Но далеко не каждый может нырнуть на такую глубину, что вокруг уже слабо видно солнечный свет. Фридайверы могут.
  • Свободное погружение. Это ныряние в глубину с использованием троса. Чисто фридайверская дисциплина, считается относительно несложной для профессионалов и любителей.
  • Ныряние с переменным весом. Это погружение в глубину с помощью специальной конструкции, а затем всплывание на поверхность при помощи ласт и подтягиваний по тросу. Одна из древнейших разновидностей ныряния. Соревнования по этой дисциплине не проходят в связи с ее опасностью. Только установление рекордов.
  • Погружение без ограничений. Это ныряние с конструкцией и подъем с глубины на специальном шаре, наполняемом воздухом. Исключительно рекордсменская дисциплина, поскольку фридайверы, ныряющие так глубоко, подвергаются большому давлению.

Ярчайшим и самым титулованным представителем этого вида спорта среди россиян является Наталья Молчанова — основатель Федерации фридайвинга в России, обладательница более 40 мировых рекордов, первая женщина в истории, преодолевшая отметку в сто метров в свободном погружении и сумевшая задержать дыхание более чем на девять минут.

Это первая женщина, сумевшая пронырнуть знаменитую «Арку», или Blue Hall, на одном вдохе (находится она в Красном море). «Арка» считается одним из самых сложных мест для фридайверов, попытка пронырнуть ее связана с существенными рисками, в том числе и для жизни ныряльщика. Повторить ее рекорд удалось лишь Наталье Жарковой в 2016 году.
Установила множество рекордов и совершила то, что до этого казалось невозможным, основала Федерацию фридайвинга в России и доказала своим примером, что, даже если все вокруг против тебя, все равно можно выйти победителем.

В 2015 году Наталья погибла при невыясненных обстоятельствах во время одного из своих погружений. 

Ее дело продолжил ее сын, Алексей Молчанов, четырнадцатикратный чемпион мира, действующий рекордсмен по фридайвингу. Алексей считается самым «глубоководным человеком на планете».

Рекорд Алексея по длине заплыва на одном дыхании без ласт — 195 метров, а в моноласте — 285 метров, длительность задержки дыхания — 8 мин.  33 сек. Глубина погружения с постоянным весом — 130 метров.

Помимо профессиональных спортсменов, фридайвингом также занимаются любители подводной охоты. Перед ними не стоит задачи устанавливать рекорды или пребывать под водой максимально долго. Их цель — добыча. Подводная охота может быть очень увлекательным делом. Кстати, на Кипре она очень распространена. Несмотря на кажущуюся простоту, это совсем не легкое занятие, и его никак нельзя назвать браконьерством. Это именно подводная охота.

Конечно же, никто не расскажет о фридайвинге лучше, чем его представители. На Кипре существует несколько школ фридайвинга, например в Лимассоле и Айя-Напе. 

Cyprus Butterfly удалось взять эксклюзивное интервью у инструктора по фридайвингу Константина Филипенко, который любезно согласился рассказать об устройстве этого спорта «изнутри». Константин является сертифицированным инструктором с многолетним опытом преподавания, а также опытным подводным охотником. Преподает Константин по системе Молчановых (подготовка по этой системе считается наиболее сложной и позволяет достичь высоких результатов при погружении).

– Здравствуйте, Константин! Расскажите, пожалуйста, как вообще люди начинают заниматься фридайвингом? Что ими движет: спортивный интерес, природная предрасположенность или что-то другое?

– Здравствуйте! Ну, начнем с того, что есть люди, которые хотят нырять. Это заложено в них природой. Вот мне всегда хотелось нырять, начиная с самого детства, буквально в ванной. Я этому научил и своих детей, они у меня ныряли начиная с первых месяцев. Это всегда любовь к воде, желание освоить новую среду. Есть люди, которые плавают с маской и трубкой, интересуются тем, что происходит там, под водой, но глубоко нырнуть не могут. Это еще один путь прихода во фридайвинг. И еще один путь — когда люди изначально занимались плаванием как спортом. Эти люди обычно выдают лучшие результаты и делают это быстрее, потому что у них есть координация в воде, у них есть понимание того, что такое «акватичность», они к воде приучены, они с ней дружат. Многие пришли в результате просмотров художественных фильмов. Например, фильм «Один вдох» (фильм-биография Натальи Молчановой). По нормативам школа легендарной Молчановой превосходит все существующие сегодня наработки в плане обучения фридайвингу.

 Во фридайвинге много различных дисциплин. Расскажите нам о них.

– Да, дисциплин действительно много. Одни являются соревновательными, другие нет. В частности, No Limit — это погружение на глубину на некоем лифте и подъем с этой глубины. Там речь о том, чтобы узнать пределы возможности человека для ныряния. Что касается ныряния в ластах, в разножку, в моноласте — это уже отдельные дисциплины, которые достаточно интересны. Леша Молчанов выдал на сегодняший день уже 130 метров в глубину. А в моноласте — 285 метров в длину.

– А как «набирается» глубина?

– Вот мы плавно подошли к этому вопросу… В первую очередь необходима психологическая подготовка. У людей много страхов в голове, вот такой простой момент: многие приходят и боятся голову опустить в воду. Я с ними занимаюсь, показываю, как надо выбирать маску, как задерживать дыхание. Обычно люди, которые делают это в первый раз, достаточно быстро «встают». Если это спортсмены, которые занимались плаванием, то у них это обычно две минуты. У обычных людей — гораздо меньше. Я объясняю, как справиться со своими страхами, выгнать их из головы, как не пугаться. И по ходу занятия народ начинает нырять как минимум в два раза дольше, чем при первоначальной задержке.

Получается, что задержка — это главное?

– Не факт, что те, у кого хорошая задержка дыхания на поверхности, глубоко нырнут. Я сталкивался с такими феноменами, что у человека задержка четыре минуты, а он при плохой видимости нырнул на 15 метров — и вылетел обратно. Я вижу, что у него «кислород сгорел из-за страха». Он увидел под собой черноту, и его охватила паника — он поднялся. Когда происходит стрессовая ситуация, человек расходует кислород гораздо быстрее.

– Что еще может серьезно помешать при погружении?

– Насморк. Забиваются пазухи носа, и человек не может нормально компенсировать давление в ушах. При насморке однозначно не стоит нырять.

– Расскажите нам немного о себе, о погружениях. Что вас увлекло?

– В первую очередь я увлекся подводной охотой. Мне тогда лет 20 было. И в течение достаточно долгого времени мои результаты были на уровне 12-15 метров. Потом решил, что нужно увеличить глубину, и записался на курсы в Дахабе. Там познакомился с людьми, начал заниматься еще и йогой. Йога и фридайвинг очень хорошо дополняют друг друга. И пройдя четыре курса квалификации, в 2016 году я прошел курсы инструкторов, чтобы иметь возможность выдавать сертификаты. Параллельно с этим обучением я проводил занятия по подводной охоте и медитации.

– Какой у вас рекорд по глубине?

– Мой рекорд составляет 54 метра.

– А спортсмены, которые ставят мировые рекорды, — как им это удается?

– Со своими страхами встречаются все, просто эти люди научились видеть эти страхи, научились их растворять, через них проходить. Этим они и отличаются. В этом я вижу положительный элемент от занятий фридайвингом. Смысл в том, что во фридайвинге мы каждый раз погружаемся в опасную среду, где мы не можем дышать. Мозг, соответственно, пугается. Мы заходим в воду и наблюдаем за тем, что с нами происходит, вытаскиваем наше внимание из головы и переключаем его на тело, расслабляем его.

– Что вы можете сказать о своих учениках и о фридайверах в целом?

– Эти люди существенно меняются и становятся во многом похожими. Как правило, это люди спокойные, тренированные. Это становится видно по телу, по их улыбке, по их «пофигизму». Есть такая штука — рекреационный фридайвинг. Приходят разные, а становятся спокойные, развитые, более осознанные. Те, кто не ушли сразу, продолжают заниматься и учатся этой способности.

– Где лучше всего нырять? На Кипре можно пройти программу обучения Молчановой?

–  Нырять лучше всего в Египте, но пройти обучение можно и на Кипре. Но тут нужно понимать, что для этого нужно свободное время, 5-7 дней, с утра до вечера, без перерыва, чтобы тело привыкло к воде, и тогда включаются уже другие механизмы.

– А на Кипре где лучше всего нырять?

– На «Зенобии» и в Айя-Напе.

– Как вы себя чувствуете в повседневной жизни?

– Чувствую себя очень бодро. Я занимаюсь не только фридайвингом. Я бегаю, плаваю, езжу на велосипеде. По выносливости — сейчас у меня тело более выносливое, чем в 20 лет.

– Константин, спасибо большое за интервью, это очень интересно.

– Вам спасибо, до новых встреч!

Понравилась публикация?

Поделиться публикацией

Комментарии