Остров Кипр на пути к войне

Остров Кипр на пути к войне

В конце 1950-х годов деятельность ЭОКА, подпольной организации греков-киприотов, вынудила Британию предоставить Кипру независимость. 

В следующие полтора десятилетия отчужденность между греческой и турецкой общинами только нарастала и наконец завершилась расколом острова в 1974 году. Свои интересы в этих событиях имели как Афины, так и Анкара, но практически никто не ожидал, что Турция отправит десантный флот к берегам острова.

Парализованное государство

16 августа 1960 года Республика Кипр обрела независимость. 

За турками-киприотами закреплялись некоторые важные посты вроде вице-президента и министра обороны. Также за ними резервировалось 40% мест в армии и 30% в полиции и на гражданской службе, что заметно превышало долю турок-киприотов в населении Кипра, которая составляла 18%. Лидер греков-киприотов  архиепископ Макариос III стал президентом Кипра, лидер турецкой общины Фазыль Кучук — вице-президентом. Оба они имели право вето, а для того, чтобы парламент принял решение по какому-либо важному вопросу, требовались голоса большинства делегатов от каждой из общин.

Остров Кипр на пути к войне: фото 2

Президент Макариос и вице-президент Кучук

99 квадратных миль (256 км²) кипрской территории с Акротири и Декелией, базами Королевских военно-воздушных сил, оставались в британской собственности. Для их охраны на острове дислоцировалась 3-я пехотная бригада британской армии.

Великобритания, Греция и Турция выступали гарантами статуса Республики Кипр. 

Они имели право не только на размещение на острове воинских подразделений, но и на вооруженное вмешательство в случае угрозы этому статусу. 

Греция и Турция разместили по одному пехотному батальону в лагерях рядом с международным аэропортом столицы Кипра Никосии. Греческий батальон, именовавшийся ЭЛДИК (ΕΛΔΥΚ — Ελληνική Δύναμη Κύπρου — Греческие вооруженные силы на Кипре), являлся одной из самых боеспособных частей греческой армии.

Остров Кипр на пути к войне: фото 3

Церемония поднятия флага нового государства над Домом Правительства в Никосии, 16 августа 1960 года

Противоречия между двумя общинами, которые в 1958 году выливались в кровавые межобщинные столкновения, никуда не исчезли. 

Продолжала тайно действовать ТМТ («Тюрк Мудафа Эскилят» — Турецкая оборонительная организация), получавшая оружие из Турции. Целью турок оставался таксим (раздел) острова.

Греки-киприоты, в свою очередь, не отказались от энозиса — воссоединения острова с Грецией. 

Видные деятели ЭОКА вошли в правительство. Знаменитый партизанский командир Поликарпос Георкадзис (Πολύκαρπος Γιωρκάτζης), дважды бежавший из-под ареста во время антибританской борьбы, занял пост министра внутренних дел. Под его руководством в конце 1961 года была создана вооруженная организация греческих ополченцев-акритов ЭОК (греч. ΕΟΚ — Ελληνική Οργάνωση Κυπρίων). Георкадзис не раз заявлял, что «на Кипре нет места тем, кто не считает себя эллином».

Остров Кипр на пути к войне: фото 4

Греческие солдаты ΕΛΔΥΚ прибывают на Кипр, 16 августа 1960 года

Система, при которой одна из общин могла наложить вето на любое решение правительства и парламента, довольно быстро привела к полному параличу органов власти. Кипрскую армию так и не удалось создать: турки-киприоты требовали ее формирования на основе мононациональных рот, что греки считали неприемлемым.

Кровавое Рождество

Пытаясь вывести ситуацию из тупика, президент Макариос 30 ноября 1963 года предложил 13 поправок к конституции страны. Президент и вице-президент лишались права вето, раздельные муниципалитеты ликвидировались, процентное соотношение на госслужбе и в полиции приводилось в соответствие с реальным соотношением двух общин в населении страны — 82% греков и 18% турок. Турецкая община выступила решительно против изменения конституции, видя в этом первый шаг к энозису. Отношения между греками и турками стремительно ухудшались.

21 декабря 1963 года спор между таксистом-турком и двумя остановившими его полицейскими-греками закончился стрельбой. Водитель и его пассажирка-турчанка были убиты, один полицейский ранен. На следующий день в Никосии начались вооруженные столкновения между боевиками с обеих сторон. Беспорядки стремительно распространились по всему острову.

Остров Кипр на пути к войне: фото 5

Греческие ополченцы на улицах Никосии, декабрь 1963 года

Ополченцы ЭОК, вооруженные автоматами, минометами и бронированными бульдозерами, атаковали турецкие деревни и городские кварталы. 

За несколько дней погибло около 300 человек, тысячи были взяты в заложники или бежали из родных мест. Греческий персонал центральной больницы Никосии перерезал горло двум десяткам лежавших в ней турецких пациентов. Как написал один из журналистов, «словно в Средневековье, каждая деревня вооружается против другой, опасаясь нападения».

Остров стремительно скатывался в кровавую межнациональную резню. Турция направила к Кипру корабли. Турецкие истребители совершали демонстрационные полеты над Никосией, а турецкий контингент занял позиции в Гюньели и Ортакой, контролируя дорогу из Никосии в северный портовый город Кирения. 

Британский Кабинет был вынужден отменить традиционный рождественский обед, чтобы обсудить ситуацию на Кипре. В конце концов с согласия всех сторон конфликта британские войска на Кипре под командованием генерал-майора Питера Янга к 27 декабря смогли разъединить враждующие стороны. 

Зеленым карандашом генерал Янг нарисовал на карте Никосии линию, разделившую греческую и турецкую часть города, — так родилась Зеленая линия.

Остров Кипр на пути к войне: фото 6

Карта Никосии с начерченной генералом Янгом Зеленой линией, декабрь 1963 года

Тем не менее обстановка продолжала оставаться напряженной. То и дело между греками и турками вспыхивали новые стычки. 

Когда в начале марта 1964 года начались бои в небольшом городке Ктима под Пафосом и Турция снова стала угрожать военной интервенцией, Совбез ООН по инициативе Великобритании принял решение о направлении миротворческих сил на остров. Более половины контингента составили уже находившиеся на Кипре британские войска, просто поменявшие свои головные уборы на ооновские голубые береты.

Коккина

Президент Макариос 2 июня 1964 года подписал закон о создании вооруженных сил Кипра — национальной гвардии. Служить в ней должны были все пригодные к службе мужчины в возрасте от 18 до 50 лет. 

Через несколько дней Макариос объявил о призыве на действительную службу лиц в возрасте от 18 до 21 года. Разумеется, в сложившейся обстановке турки-киприоты не собирались служить в новой силовой структуре, поэтому она изначально была исключительно греческой. Символика кипрской нацгвардии копировала символику Королевской греческой армии.

Остров Кипр на пути к войне: фото 7

Президент Макариос на позициях греческих ополченцев, 1964 год

Макариос обратился к Греции за помощью в обороне острова. 

Уже в мае 1964 года в Ларнаке высадились 2000 солдат элитного горного рейдерского полка. Затем на остров были направлены другие воинские части, а также сотни кадровых греческих офицеров для службы в национальной гвардии. Два сторожевых корабля ВМФ Греции стали кипрскими, сменив флаги, но не экипажи. К августу 1964 года на острове находилось 957 офицеров и 7236 нижних чинов вооруженных сил Греции.

18 июня триумфально вернулся лидер антибританской борьбы генерал-лейтенант Георгиос Гривас и возглавил вооруженные силы греков на острове. Первой его целью стал турецкий анклав Коккина (Эренкой по-турецки) на северо-западе Кипра, еще с 1958 года бывший главной точкой переброски турецких военнослужащих, добровольцев и оружия. С весны греческие силы блокировали анклав, который обороняли 745 бойцов ТМТ, преимущественно добровольцев из Турции, под командованием подполковника турецкой армии Резы Вурушкана. Им противостояла 12-я оперативная группа нацгвардии в составе 206-го пехотного батальона и 31-го рейдерского эскадрона под командованием подполковника Платона Ксохули.

Остров Кипр на пути к войне: фото 8

Карта боев за Коккину, август 1964 года

5 августа 1964 года нацгвардейцы захватили господствующий над анклавом холм Лоровоуму (Юксектепе по-турецки), заставив шведских миротворцев ООН покинуть его. 

На следующий день греки начали полномасштабный штурм анклава с использованием бронемашин и минометов. С моря огонь вели сторожевые корабли «Фаэтон» и «Арион».

После двух дней боев турки оставили четыре деревни из пяти и были прижаты к морю в самой Коккине. Анклав оказался на грани падения. Наконец днем 8 августа турецкое руководство ответило на отчаянные призывы подполковника Вурушкана о помощи. 34 Ф-100 «Суперсейбр» с авиабазы Эскишехир атаковали наступающие греческие войска и корабли. Несколько греческих бронемашин было уничтожено. Сторожевой корабль «Фаэтон» из-за неисправности одного из двигателей не смог эффективно маневрировать, получил несколько попаданий ракетами, загорелся и был вынужден выброситься на берег. Семь греческих моряков погибли. Зенитным огнем был подбит один из турецких самолетов. Его пилот, капитан ВВС Турции Дженгиз Топель, успешно катапультировался, но на земле его схватили и убили греки.

Остров Кипр на пути к войне: фото 9

Обломок сбитого турецкого Ф-100, август 1964 года 

В ответ Греция направила с Крита свои истребители. Их пришлось перехватывать спешно поднятым с авиабазы Акротири британским самолетам. Две страны — члена НАТО оказались на грани войны. 

Наконец под сильным давлением американцев и британцев враждующие стороны согласились на перемирие. Войска ООН заняли позиции вокруг Коккины. Всего в этих боях погибло 48 турок и 53 грека.

После Коккины ситуация на время стабилизировалась. Во многом это произошло потому, что к осени 1964 года физическое размежевание двух общин на Кипре было завершено. 25 000 турок-киприотов покинули 109 деревень. Турки отказались от работы во всех государственных органах Кипра, сформировав параллельные структуры. Их лидер Фазыль Кучук провозглашал, что «после всего произошедшего две общины никогда не смогут жить вместе».

Остров Кипр на пути к войне: фото 10

Бойцы 31-го рейдерского эскадрона кипрской нацгвардии с трофеями из Коккины, август 1964 года

Остров в паутине холодной войны

Этот кризис развивался не в вакууме, а в обстановке напряженных международных отношений в самый разгар холодной войны. Кипр, где находились две крупные британские военные базы и десятки объектов радиоэлектронной разведки, которые активно использовали американцы для шпионажа за территорией СССР, стал «непотопляемым авианосцем» в военной структуре НАТО. 

В ситуации глобального противостояния США никак не могли допустить потерю острова. Однако неуклюжие попытки американцев в 1963–1964 годах как-то разрешить кипрскую проблему имели два последствия: среди греков-киприотов наметился рост антиамериканских настроений, а Турция начала отходить от односторонней ориентации на Запад.

В начале 1960-х годов президент Макариос стал одним из лидеров Движения неприсоединения и начал активно развивать отношения со странами Восточного блока. В разгар кризиса вокруг Коккины он обратился за помощью к СССР и Египту, и советский лидер Никита Хрущёв отозвался угрозами применения силы в адрес Анкары. Затем Кипр получил советское оружие — вплоть до танков Т-34 и торпедных катеров типа «Комсомолец» из Чехословакии и Югославии, а египетские военные советники обучали кипрских нацгвардейцев обращению с этим оружием. 

Спикер кипрского парламента Глафкос Клиридис объяснял:

Причина, по которой мы купили оружие у Востока, заключалась в том, что западные страны не пожелали продавать нам оружие. Они не хотели усиливать нас против Турции, и они не хотели, чтобы у нас вообще была армия. Они думали, что без оружия мы будем более восприимчивы к тому решению, которое они попытались бы нам навязать.

Остров Кипр на пути к войне: фото 11

Механизированная колонна кипрской нацгвардии, начало 1970-х годов

Анкара тоже сделала выводы. В разгар кризиса вокруг Коккины президент США Линдон Джонсон отправил турецкому премьер-министру Исмету Иненю послание, в котором предупреждал, что если Турция при продолжении агрессивной политики против Греции и Кипра столкнется с советским вторжением, то не сможет рассчитывать на действие статьи 5 Устава НАТО. 

Это стало поворотной точкой во всей истории американо-турецких отношений. Осознание того, что «американцы считают, что союзники существуют только ради их удобства», заставило турецкое руководство отойти от прежней односторонней проамериканской политики. С осени 1964 года советско-турецкие отношения резко улучшились, началось бурное развитие торгово-экономических связей двух стран. На международной арене Анкара все чаще стала демонстрировать свою независимость.

В следующие несколько лет после кризиса турецкая армия и флот создали воздушные и морские десантные подразделения и стали отрабатывать десантные операции. США наотрез отказались продавать Турции десантные корабли, поэтому туркам пришлось самим осваивать их производство на своих верфях, и они смогли его наладить к началу 1970-х годов. С этого началось развитие турецкой военной промышленности.

Кризис 1967 года

В апреле 1967 года, в обстановке острого политического кризиса, в Греции произошел военный переворот — власть захватила хунта «черных полковников» во главе с Георгиосом Пападопулосом. Они довольно быстро занялись кипрским вопросом. 

Уже в июне 1967 года британские дипломаты на острове предупреждали руководство своей страны о том, что хунта может устроить переворот, чтобы свергнуть Макариоса и осуществить энозис.

Остров Кипр на пути к войне: фото 12

Президент Макариос встречается с главой хунты Пападопулосом, 1967 год

Сначала греческие военные попытались договориться с турками закулисно. Тайные встречи прошли на саммите НАТО в июне, а в сентябре — на границе в Эвросе. В обмен на энозис греки предлагали отдать Турции под военную базу в аренду на 50 лет полуостров Карпас — на карте он выглядит как узкая ручка, выступающая на северо-восток из основной части Кипра. 

Турецкий премьер-министр Сулейман Демирель потребовал две базы и еще 10% территории острова. Стороны в цене не сошлись.

Вскоре вспыхнул кризис вокруг турецкой деревни Кофину на юге острова, которая находилась на перекрестке дорог между Никосией, Лимассолом и Ларнакой. Турецкие ополченцы установили дорожные заграждения и не пропускали кипрскую полицию. Гривас подтянул к деревне силы нацгвардии. 16 ноября 1967 года, когда нацгвардейцы стали убирать дорожные заграждения, боевики ТМТ открыли по ним огонь. Греческие силы немедленно атаковали, используя артиллерию и броневики. После четырехчасового боя Кофину была захвачена. 28 турок и два грека погибли. Гривас устроил шумное празднество по поводу взятия деревни.

Остров Кипр на пути к войне: фото 13

Командующий кипрской нацгвардией генерал Гривас со своим заместителем, 1967 год 

Это спровоцировало гнев Турции. 

Страну захлестнули массовые манифестации с требованием интервенции. Премьер-министр Демирель пообещал сделать все возможное, чтобы защитить турок-киприотов. Турецкие военные самолеты демонстративно летали над Кипром, в южных портах Мерсин и Искандерун начала собираться десантная группировка, а турецкие войска концентрировались на греческой границе во Фракии.

От войны остров спасло только быстрое согласие Афин пойти на уступки и выполнить основные требования турецкой стороны. Генерал Гривас был отозван и посажен под домашний арест в Афинах. Почти 10 000 греческих военнослужащих, находившихся на Кипре сверх установленного договором 1960 года лимита, были выведены. Жертвы боев в Кофину получили компенсации.

Остров Кипр на пути к войне: фото 14

Гривас покидает Кипр, 1968 год

Греки против греков

После отзыва Гриваса президент Макариос упрочил свою власть. 

С правой хунтой в Афинах он объединяться не хотел и в 1968 году снял лозунг энозиса, призвав греков-киприотов к компромиссу с турецкими соотечественниками. Сторонники энозиса, объединившиеся в Национальный фронт, потерпели сокрушительное поражение на выборах в 1968 и 1970 годах, набрав не более 10% голосов избирателей-греков. Эти же выборы весьма обеспокоили Запад: коммунистическая АКЭЛ набрала 30% голосов, став второй по влиянию силой в стране.

Макариос продолжал политику сближения с СССР и летом 1971 года совершил большой визит в Москву. 

В сентябре 1969 года, после отказа Кипра разорвать торговые отношения с Северным Вьетнамом, американская администрация исключила остров из числа получателей гуманитарной помощи США. Правые в Афинах прозвали Макариоса «красным попом». Довольно скоро он стал одним из главных противников «черных полковников». Макариос регулярно критиковал греческую диктатуру и даже предлагал лидеру демократической оппозиции Константиносу Караманлису создать в Никосии правительство Греции в изгнании.

В марте 1970 года вертолет президента при вылете из Никосии был обстрелян, но раненому пилоту удалось благополучно посадить машину. В последующие годы были сорваны еще несколько попыток покушения на Макариоса и несколько заговоров, нити которых неизменно вели к греческим офицерам, служившим в кипрской нацгвардии. В августе 1971 года на Кипр тайно вернулся Гривас и объявил о возрождении ЭОКА под названием ЭОКА-Б с целью продолжения борьбы за энозис. Первые полтора года организация вела пропагандистскую кампанию. 7 февраля 1973 года, совершив атаку на 17 полицейских участков по всему острову, ЭОКА-Б перешла к вооруженной борьбе.

Остров Кипр на пути к войне: фото 15

Захваченное кипрской полицией оружие ЭОКА-Б, 1974 год

Взрывы, похищения и убийства сторонников Макариоса, а также ответные акции спецподразделения полиции привели к резкому росту насилия на Кипре. В январе 1974 года  Гривас умер  от рака. После его смерти ЭОКА-Б оказалась под полным контролем греческой разведки.

Пока одни греки-киприоты увлеченно боролись против других греков-киприотов, турки-киприоты продолжали потихоньку вооружаться, укреплять оборону своих анклавов и отстраивать систему власти. Переходную администрацию турок Кипра в феврале 1973 года, после отставки Фазыля Кучука по состоянию здоровья, возглавил командир ТМТ Рауф Денкташ.

Остров Кипр на пути к войне: фото 16

Карта Кипра к 1974 году. Красным цветом обозначены районы, контролируемые переходной администрацией турко-киприотов

Центр противостояния Греции и Турции сместился на север Эгейского моря. 

Открытые здесь на континентальном шельфе в 1971 году запасы нефти и газа активизировали старые споры двух стран по вопросу морской границы. 

В первой половине 1974 года стороны не раз приводили войска в повышенную боеготовность, а их военные самолеты и корабли регулярно устраивали провокации. Турецкие лидеры заявляли, что не позволят Эгейскому морю стать греческим озером. На саммите НАТО в июне 1974 года в Оттаве греческий представитель даже отказался пожать руку турецкому коллеге и демонстративно пересел как можно дальше от него.

Переворот

2 июля 1974 года президент Макариос обнародовал документы о финансировании ЭОКА-Б спецслужбами Греции и обратился с открытым посланием к главе греческого режима бригадиру Димитриосу Иоаннидису, в котором заявлял:

Я не губернатор провинции, назначенный Афинами, а демократически избранный лидер важной части эллинского мира и поэтому требую соответствующего отношения со стороны материнской страны.

Остров Кипр на пути к войне: фото 17

Бригадир Димитриос Иоаннидис, последний военный диктатор Греции, на встрече с населением, 1974 год

Предупреждая, что политика греческих властей, направленная на раскол греков-киприотов, приведет к национальной катастрофе, он потребовал от правительства Греции до конца месяца отозвать всех 650 греческих офицеров, служивших в нацгвардии Кипра, и заменить их сотней военных советников и инструкторов. 

Ответ от афинской хунты Макариос получил через 13 дней — в виде переворота, организованного начальником штаба нацгвардии Кипра, бригадиром греческой армии Михаилосом Георгицисом.

Остров Кипр на пути к войне: фото 18

Т-34 кипрской нацгвардии на улицах Никосии, 15 июля 1974 года

Ранним утром 15 июля 1974 года подразделения рейдеров при поддержке танков и броневиков нацгвардии вошли в столицу, взяли под контроль радио и полицейское управление, пошли на штурм президентского дворца и захватили его после часового боя. В 9:45 Радио Кипра объявило, что президент Макариос мертв, а нацгвардия взяла власть в свои руки. 

Во второй половине дня был приведен к присяге в качестве временного президента Никос Сампсон, близкий друг Иоаннидиса. Из правых политиков, сторонников энозиса, он сформировал правительство национального спасения.

Но Макариос был жив. Он смог бежать из дворца и добрался до Пафоса, где связался с командовавшим местными миротворцами ООН британским майором Ричардом Макфарлейном. Вертолет вывез архиепископа на британскую базу Акротири, откуда он вылетел на военно-транспортном самолете КВВС в Лондон.

Остров Кипр на пути к войне: фото 19

Президентский дворец в Никосии после штурма, 15 июля 1974 года

Сторонники Макариоса пытались организовать вооруженное сопротивление путчистам. В течение суток в Никосии, Лимассоле и Пафосе шли бои, но к вечеру 16 июля сопротивление было подавлено. В городах был введен комендантский час, началась охота на левых и сторонников Макариоса. За несколько дней было арестовано более тысячи человек. Спикер парламента Глафкос Клиридис был помещен под домашний арест.

В публичных выступлениях  новый президент Сампсон ничего не говорил об энозисе. Более того, он заявлял, что Кипр останется независимым и неприсоединившимся государством.

Остров Кипр на пути к войне: фото 20

Никос Сампсон, глава Кипра на девять судьбоносных дней, 16 июля 1974 года

Однако сама фигура Сампсона не могла не внушать подозрений туркам-киприотам и стоявшей за ними Турции, ведь это был один из командиров ЭОКА времен борьбы с британцами и редактор ведущей газеты страны, выступавшей за энозис. 

Полугодом ранее на похоронах Гриваса, завернувшись в греческий флаг, он клялся у гроба вождя, что доведет до конца его священную борьбу за объединение с Матерью-Грецией.

Анкара решает

Не успело Радио Кипра объявить о перевороте, как Рауф Денкташ уже известил турецкие власти:

Это означает поглощение [острова] Грецией, и жизнь наших людей поставлена под угрозу. Турция должна прийти нам на помощь, иначе нам конец.

Страной в тот момент правила неустойчивая коалиция левых кемалистов с исламистами, которую возглавлял Бюлент Эджевит. По иронии судьбы имя самого левого премьер-министра в турецкой истории оказалось связано с самыми яркими проявлениями националистического курса страны. Эджевит немедленно собрал совещание военного и политического руководства и спросил у генералов, когда они будут готовы высадить первый десант на Кипре. Те ответили, что к субботе, 20 июля.

Остров Кипр на пути к войне: фото 21

Премьер-министр Турции Бюлент Эджевит с начальником турецкого генштаба генералом Семи Саркаром, июль 1974 года 

16 июля турецкий парламент санкционировал проведение военной операции на Кипре, «если в том возникнет необходимость». 

Пока же премьер-министр Эджевит попытался добиться совместных действий с другой страной-гарантом независимости Кипра — Великобританией. Вечером 17 июля Эджевит прибыл в Лондон. На следующий день он вел переговоры с премьер-министром Гарольдом Вильсоном и министром иностранных дел Джеймсом Каллагэном, а также спешно прибывшим в Лондон заместителем госсекретаря США Джозефом Сиско. Идею проведения совместной операции по восстановлению конституционного порядка британцы отвергли. Эджевит изложил требования своей страны: восстановить власть Макариоса, убрать с острова всех греческих офицеров, передать под контроль турок-киприотов один из портовых городов и предоставить Турции военную базу на Кипре. Британцы и Сиско пообещали надавить на Афины для выполнения этих требований, взамен прося Турцию проявить сдержанность и не начинать военную операцию до исхода переговоров. Турецкий политик отказался дать подобное обещание.

19 июля премьер-министр Эджевит вернулся из Лондона и сразу отдал командованию распоряжение о проведении операции. Ни в Афинах, ни в мировых столицах не верили, что Турция начнет военные действия. Многие ожидали, по примеру прошлых кризисов, нескольких недель челночной дипломатии и торга, а все турецкие масштабные военные приготовления считали просто способом оказать давление на Грецию.

Днем 19 июля один из видных деятелей афинской хунты уверенно говорил американскому послу Таску, что Турция не отправит войска на Кипр и смирится с переворотом и режимом Сампсона. Радио Кипра назвало слухи о возможной турецкой интервенции безосновательными. Греческий диктатор Иоаннидис 19 июля даже подумывал отправить в отставку главу своей разведки генерал-лейтенанта Ламброса Стафопулоса, очень огорчавшего его постоянными докладами о скором и неизбежном турецком вторжении на Кипр .

Остров Кипр на пути к войне: фото 22

Турецкие корабли покидают Мерсин, 19 июля 1974 года

Тем бо́льшим шоком для политиков всего мира стал выпуск новостей Би-би-си в 8 часов вечера 19 июля 1974 года, в котором был показан репортаж об отплытии из турецкого порта Мерсин десантного флота.

Источник: warspot.ru

Понравилась публикация?

Поделиться публикацией

Комментарии