Турецкая звезда на небосклоне Кипра

Турецкая звезда на небосклоне Кипра

15 июля 1974 года на Кипре произошел военный переворот, организованный греческим режимом «черных полковников». 

Власть на острове захватили сторонники энозиса — воссоединения с исторической родиной, Грецией. 

Турция отреагировала быстро и жестко. Под знаменем защиты турецкого меньшинства Анкара отправила на остров десантный флот в рамках операции «Десантирующаяся звезда».

Турецкая подготовка

Планировать десантную операцию на Кипре турецкий Генштаб начал еще в 1970 году. 

Первый план предусматривал высадку на восточном побережье в районе главного порта острова — Фамагусты. Затем военные пришли к выводу, что при высадке в Фамагусте греческие силы на Кипре смогут быстро перебросить свои контингенты к турецким плацдармам и разгромить их. Место высадки было перенесено на северное побережье, в порт Кирения, откуда в Никосию вела единственная дорога, шедшая через прибрежные горы Пентадактилос. Часть пути контролировали деревни турок-киприотов, защищаемые ополченцами ТМТ («Тюрк Мудафа Эскилят» — Турецкой оборонительной организации).

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 2

Кипр в Восточном Средиземноморье 

В июле 1974 года турецкие вооруженные силы приступили к реализации четвертого варианта плана, называвшегося «Йылдыз Атма — 4», что можно примерно перевести как «Десантирующаяся звезда — 4». 

Из-за низкой пропускной способности порта Кирения операция разделилась на два этапа. На первом морские, парашютные и вертолетные десанты брали под контроль Кирению и дорогу от нее до кипрской столицы. Затем наступала оперативная пауза, в течение которой на плацдарм перебрасывались две пехотные дивизии и одна бронетанковая бригада. В ходе второго этапа операции они начинали наступление с целью достичь линии, проходившей от Морфу на западе острова через северные районы Никосии до Фамагусты на восточном побережье. Эта цель операции была названа «Линия Аттила», поэтому нередко вся операция турецкой армии на Кипре носит то же название.

Руководил операцией штаб VI корпуса турецкой армии во главе с генерал-лейтенантом Нуреттином Эрсином.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 3

Карта сосредоточения турецкой группировки

Местом сбора морской десантной группировки стал порт Мерсин на южном побережье Турции, который отделяло от Кирении расстояние в 200 километров. 

Для перевозки были сосредоточены все пригодные силы турецкого флота под командованием контр-адмирала Эмина Гёксана: три десантных корабля «Эртугрул», «Баярактар» и «Санджактар», а также 39 малых десантных катеров, построенных на турецких верфях с начала 1970-х годов. Прикрывали десантную группировку пять модернизированных эсминцев типа «Гиринг», поставленных из США за несколько лет до того: «Адатепе», «Тиназтепе», «Коджатепе», «Чакмак» и «Ичел».

Десантная группировка, как и один из эсминцев, носила имя соратника Ататюрка, героя Чанаккале и войны с греками Мустафы Февзи Чакмака. Тактической группой «Чакмак» командовал бригадный генерал Сулейман Тюнджер. В ее состав вошли оба батальона морского десантного полка турецкого флота, 50-й пехотный полк, 1-я танковая рота 49-го механизированного пехотного полка с четырьмя танками М-47 и тремя БТР М-113, 3-я батарея 39-го полка полевой артиллерии с дюжиной 105-мм орудий, а также части поддержки. Численность первой волны морского десанта составляла около 3000 военнослужащих.

Остальная часть 49-го механизированного пехотного полка (танковый батальон и два механизированных пехотных батальона) формировала второй эшелон морского десанта, а 14-й пехотный полк — третий.

Четыре транспортные эскадрильи ВВС Турции, на вооружении которых стояли двадцать С-47, три С-130 и шесть С-160, собрались на авиабазе Эркилет под Кайсери. Им предстояло в два захода выбросить в заданном районе воздушно-десантную бригаду турецкой армии под командованием бригадного генерала Сабри Эврена в составе четырех батальонов и артиллерийской батареи с 75-мм гаубицами М-8. Общая численность десанта составляла 2000 человек.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 4

Погрузка турецкого десанта в Мерсине

Все 72 вертолета Белл UH-1 «Ирокез» и Белл-206 турецкой армии, ВВС, жандармерии и летной академии сосредоточились на авиабазе Оваджик под Бодрумом. Они должны были перебросить на Кипр бригаду коммандос под командованием бригадного генерала Сабри Демирбага в составе трех батальонов. 

Бригаде были приданы жандармский батальон коммандос «Невшехир» и 1-й (аэромобильный) батальон 230-го пехотного полка. Их общая численность также составляла 2000 военнослужащих.

ВВС Турции выделили для операции 2-ю воздушную армию в составе шести эскадрилий истребителей-бомбардировщиков F-100 и две эскадрильи самолетов-разведчиков RF-5 и RF-84. Самолеты действовали с авиабаз Анталья, Балыкесир, Эскишехир и Инджирлик.

На Кипре к турецкому десанту присоединялись Турецкий кипрский полк (650 военнослужащих), размещенный в Гёньели — ключевой деревне к северо-западу от Никосии, контролировавшей дорогу в Кирению, — и примерно 10 000 турко-киприотских ополченцев ТМТ, разделенных на два полка и два десятка батальонов, которые были разбросаны по турецким анклавам по всему острову.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 5

Бойцы ТМТ на позициях 

В 11:30 19 июля 1974 года тактическая группа «Чакмак» покинула Мерсин. В полдень отплыли пять пустых грузовых кораблей во главе с теплоходом «Трува» — это была демонстрация ложного десанта у Фамагусты. В 4:50 20 июля с авиабазы Эркилет поднялись в воздух первые самолеты с десантниками. Час спустя из Оваджика вылетели вертолеты с 1-м батальоном коммандос. Операция «Йылдыз Атма — 4» началась.

Нацгвардия перед боем

Вооруженные силы Республики Кипр именовались национальной гвардией. Комплектовалась она призывниками: по достижении 18 лет каждый мужчина из числа греков-киприотов, годный по состоянию здоровья, должен был отслужить год. 

Исключение составляли студенты университетов, лица духовного звания и те, на чьем иждивении находилось четыре и более человек. После прохождения службы мужчина до 45 лет состоял в резерве и периодически проходил сборы. К моменту турецкого вторжения нацгвардия Кипра насчитывала 10 500 военнослужащих регулярных частей и 35 000 резервистов.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 6

Кипрская нацгвардия на параде 

Основой нацгвардии являлись 13 пехотных батальонов, каждый численностью 350–400 военнослужащих. Они были разделены на пять территориальных командований бригадного размера: Фамагуста, Морфу, Никосия, Лимассол и Пафос. 

При мобилизации развертывались 28 резервных батальонов. Численность ни одного из них в ходе конфликта не превысила 200 бойцов.

Вооружались воины нацгвардии преимущественно британским и советским стрелковым оружием времен Второй мировой войны. 

Основным оружием артиллерии, коей насчитывалось семь батальонов, являлась 25-фунтовая британская пушка-гаубица. Самолетов и вертолетов у нацгвардии не было, а морские силы включали шесть советских торпедных катеров типа «Комсомолец» и два греческих сторожевых корабля. Со складов греческой армии нацгвардия при своем создании получила легкие броневики Мармон-Хэррингтон южноафриканского производства, а в конце 1960-х годов окольными путями были закуплены 32 танка Т-34-85 и 32 советских БТР-152В1.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 7

Т-34 кипрской нацгвардии, брошенный во время боев в июле 1974 года

Вся эта техника была сведена в три отдельных батальона: 21-й бронированный разведывательный, 23-й танковый и 286-й механизированный пехотный, которые находились в прямом подчинении главного командования нацгвардии. 

Напрямую главкому подчинялся и спецназ под командованием полковника греческой армии Константиноса Комбокиса. Он состоял из четырех рейдерских эскадронов (31-й, 32-й, 33-й и 34-й резервный), каждый численностью около сотни военнослужащих.

Именно эти части нацгвардии являлись ударной силой переворота 15 июля 1974 года и затем принимали меры по укреплению режима. Их военнослужащие за пять дней напряженной работы банально устали. Вдобавок части понесли потери. Например, 31-й рейдерский эскадрон в ходе переворота потерял тяжело раненным своего командира Рафтопулоса и убитым его заместителя Холидиса, поэтому накануне турецкого вторжения эскадрон возглавил спешно переведенный из обычной пехоты майор греческой армии Александрос Маниатис. Для демонстрации силы нового режима танки и броневики были разбросаны по главным городам острова.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 8

Бойцы 31-го рейдерского эскадрона нацгвардии, июль 1974 года

Переворот серьезно сказался на моральном духе личного состава нацгвардии. 

Ее командующий генерал-лейтенант Георгиос Денисис (Γεώργιος Ντενίσης), не согласный с происходящим, был отозван в Афины и посажен под домашний арест. С 20 июля нацгвардией командовал организовавший переворот начальник штаба бригадир греческой армии Михаилос Георгицис. Выступившие против переворота офицеры были арестованы. Рядовые, среди которых было немало сторонников Макариоса и левых партий, глухо роптали. Кипрская разведка, бывшая опорой Макариоса в борьбе с ЭОКА-Б, попросту прекратила свое существование. Ее глава и подавляющее большинство сотрудников ушли в подполье.

Силы кипрской нацгвардии дополняло размещенное на острове в соответствии с договором 1960 года регулярное подразделение греческой армии ЭЛДИК (Эллиники Динами Кипру — Греческие вооруженные силы на Кипре) в составе двух батальонов легкой пехоты общей численностью около 1100 военнослужащих под командованием полковника Николаоса Николаидиса. По случайному стечению обстоятельств 19 июля произошла плановая ротация одного из батальонов ЭЛДИК. После высадки турецкого десанта везший греческих солдат на родину паром высадил их в Пафосе, где они присоединились к силам нацгвардии. 

Таким образом, численность греческих войск на Кипре 20 июля была доведена до 1600 военнослужащих — это не считая 650 офицеров греческой армии в составе кипрской нацгвардии.

Десант

22 июля 1974 года в 6:10 утра премьер-министр Турции Эджевит известил нацию и мир о начале «миротворческой операции» на Кипре. Послы в Афинах и Лондоне вручили ноты своего правительства, которые гласили, что в соответствии со статьей 4 договора от 1960 года Турция как страна — гарант статуса Республики Кипр вынуждена прибегнуть к силе в ситуации угрозы изменения конституционного статуса данного государства. За 40 минут до выступления премьер-министра Эджевита турецкая авиация начала атаки целей на Кипре.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 9

Пара F-100 «Суперсейбр» ВВС Турции в воздухе, 1970-е годы

Первыми на кипрскую землю ступили турецкие десантники. 

В 7:10 в двух отдельных зонах на расстоянии 10 километров друг от друга — Крини и Хамиткёй — высадились первые два десантных батальона. 2-й батальон, понеся минимальные потери (трое погибших), успешно выполнил задачу по захвату заброшенного аэродрома в Крини. А вот высадившийся в Хамиткёй 1-й батальон оказался на пути выдвигавшихся для штурма турецкого анклава Гёньели частей ЭЛДИК и потерял до трети личного состава (около 120 человек) убитыми, пропавшими без вести и пленными. 3-й и 4-й десантные батальоны благополучно высадились около часа дня.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 10

Десантники 2-го батальона наблюдают высадку второй волны парашютного десанта, 20 июля 1974 года 

Захваченный десантниками аэродром в Крини использовался для переброски с Оваджика подразделений турецких коммандос. Первые вертолеты в Крини приземлились в 8:15. До конца дня были переброшены три батальона коммандос и жандармский батальон коммандос «Невшехир». Подразделения выдвинулись на север и при поддержке бойцов ТМТ взяли под контроль дорогу через горные перевалы в Кирению.

Около 10:45 вертолеты перебросили в Крини командование операции во главе с генерал-лейтенантом Эрсином. Он развернул штаб в соседней турецкой деревне Богазкёй. Вскоре на нее по ошибке сбросили бомбы два турецких истребителя. К счастью, пилоты не продемонстрировали точности, однако после этого генерал Эрсин на сутки запретил своей авиации атаковать цели в районе действия десантников и коммандос.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 11

Высадка вертолетного десанта в Крини, 20 июля 1974 года 

Морской десант первоначально планировалось высадить в 6:30 прямо в гавани Кирении, на небольшом пляже Айос-Йеориос на восточной окраине города. Однако ночью боевые пловцы турецкого флота провели разведку пляжа и пришли к выводу, что он не подходит для высадки большого десанта. Генерал Эрсин перенаправил десантную группировку к запасному месту высадки — пляжу Пентемили (Пятой мили) в 6,5 километра западнее Кирении. Это привело к двухчасовой задержке, и первый десантный катер достиг берега в 8:31.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 12

Турецкие пехотинцы высаживаются на Пентемили, 20 июля 1974 года

Первыми на берег высадились две роты морпехов. 

Они быстро продвинулись вперед, заняв окружающие пляж высоты. Одновременно с ними высадился взвод военных инженеров и приступил к работам по подготовке пляжа для приема более тяжелых десантных судов. Их разгрузка началась в 9:40 и продолжалась до полудня. Но уже около 9:00 Пентемили оказался под артиллерийским и минометным обстрелом подходивших частей нацгвардии.

Не та «Афродита»

В 1:30 20 июля радар нацгвардии на мысе Апостолос Андреас на оконечности полуострова Карпас зафиксировал приближение к острову большой группы судов. Турецкая хитрость с обманным маневром к Фамагусте сработала — только около 4:00 штаб нацгвардии смог определить, что турецкий десант направляется именно к Кирении. 

Через час порт Кирении покинули два катера морских сил нацгвардии типа «Комсомолец», Т-1 и Т-3, для разведки приближающихся сил. Спустя четверть часа они попали под сильный огонь турецких эсминцев и самолетов и были уничтожены. Почти все моряки погибли.

С самого своего создания кипрская нацгвардия занималась планированием операции на случай турецкой интервенции. В честь самой знаменитой уроженки Кипра план получил название «Афродита» и существовал в двух вариантах. 

«Афродита-1» предусматривала, что основной удар будет наноситься по плацдарму высадившихся турецких войск, а «Афродита-2» — что главные силы надо бросить на уничтожение анклавов турок-киприотов. 

По оставшейся неизвестной причине бригадир Георгицис рано утром 20 июля приказал действовать по второму плану. Это считается самой большой ошибкой кипрского командования.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 13

Карта боев ополченцев ТМТ 20–21 июля 1974 года 

По всему острову части нацгвардии и примкнувшие к ним бойцы ЭОКА-Б атаковали турецкие анклавы в городах. К вечеру анклавы в Лимассоле, Ларнаке, Пафосе, Лефке пали — только в Фамагусте бойцы ТМТ смогли удержаться за стенами средневековой крепости. 

Турция обвиняла греков-киприотов в массовых убийствах мирных жителей и изнасилованиях турецких женщин. 

Даже если эти обвинения и были преувеличенными, мировые телеканалы транслировали кадры с сотнями пленных турок-киприотов, согнанных на городские стадионы и стоявших там под палящим солнцем. Эти кадры сыграли важную роль в сплочении турецкого общества ради защиты соотечественников.

При этом грекам не удалось захватить основные турецкие анклавы, перекрывавшие дорогу из Никосии в Кирению. Прежде всего это касалось ключевой деревни Гёньели, которую турки за десятилетия превратили в настоящую крепость с траншеями, бетонными бункерами и противотанковыми заграждениями. Обороняли ее Турецкий кипрский полк и несколько рот ТМТ под общим командованием полковника турецкого Генштаба Мустафы Катырджоглу. Позднее днем к ним присоединился 4-й десантный батальон.

Штурм Гёньели был возложен на ЭЛДИК, который поддерживала большая часть 23-го танкового батальона (все 19 танков Т-34, оставшихся в Никосии) и 184-й артиллерийский батальон. Около 7:30 греки начали атаку, но она была отбита при помощи турецкой авиации, которая уничтожила два танка и пять орудий греков-киприотов.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 14

Подбитые кипрские Т-34, июль 1974 года

Вторую, более мощную, атаку Гёньели греки предприняли вечером 20 июля после 18:45. 

В этот раз части ЭЛДИК с танками действовали с юга, в то время как с севера пошли в атаку два пехотных батальона нацгвардии — 361-й и 369-й резервный. Но греческому командованию не удалось обеспечить координацию действий различных частей. Хотя в отдельные моменты боя подразделения ЭЛДИК прорывались на окраину деревни, а 361-му батальону удалось захватить господствующую над анклавом высоту, к 23:00 турки отразили штурм и подбили еще два греческих Т-34.

Все рейдерские подразделения нацгвардии были переброшены из Никосии на север. С наступлением темноты они при поддержке минометов атаковали позиции ТМТ на высотах вокруг перевала Агирда на главной дороге в Кирению. 

К тому времени ополченцев ТМТ уже усилили турецкие десантники и коммандос. Бои, часто переходившие в рукопашные схватки, продолжались до двух часов ночи. Атаки двух рейдерских эскадронов турки смогли отразить, но 31-му и 33-му эскадронам удалось сбросить турецких десантников с гребня Коцакагия над перевалом Агирда и уничтожить турецкую ретрансляционную радиостанцию, что на несколько часов оставило генерала Эрсина без связи с Турцией. Однако, не имея возможности пополнить истраченные боеприпасы и опасаясь с наступлением дня превратиться в мишени для воздушных атак турецких ВВС, рейдеры перед рассветом отступили с захваченных позиций. Турецкие части незамедлительно вернули себе полный контроль над перевалом Агирда.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 15

286-й механизированный пехотный батальон нацгвардии на марше, июль 1974 года 

Первым к турецкому плацдарму Пентемили подошел из Кирении 251-й пехотный батальон под командованием подполковника Павлоса Куруписа с приданным взводом 23-го танкового батальона. 

Они незамедлительно начали артиллерийский и минометный обстрел противника. В полдень турецкая пехота атаковала позиции батальона, но греки отразили атаку, уничтожив танковым огнем два БТР М-113. Ближе к вечеру у батальона закончились боеприпасы, и ему пришлось отступить к Кирении, из-за технических проблем бросив три из пяти Т-34.

Командование нацгвардии попыталось создать ударную группировку в деревне Каравас западнее турецкого плацдарма. Объездной дорогой из Никосии туда отправились 281-й пехотный и 286-й механизированный пехотный батальоны. 

Переброска крупных подразделений при свете дня, да еще в условиях господства в воздухе вражеской авиации привела к тому, что они стали мишенью для турецких ВВС. Шесть БТР-152 и около десятка грузовиков были уничтожены на дороге. Командир 286-го батальона подполковник греческой армии Георгиос Бутрос был смертельно ранен.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 16

Остатки техники нацгвардии на дороге в Каравас, июль 1974 года 

Тем не менее к 16:00 большая часть обоих батальонов все же добралась до Караваса. Туда же подошел и 316-й резервный батальон из Морфу.

Под общим командованием офицера Генштаба нацгвардии подполковника Константиноса Буфаса эти силы ночью 21 июля предприняли атаку на плацдарм. Атака при поддержке пулеметного огня БТРов и минометов началась около 2:30 и продолжалась до рассвета, но не принесла успеха греческой стороне. Один БТР был уничтожен, другой захвачен. При отражении атаки турецкая базука случайно поразила дом, где размещался командный пункт 50-го пехотного полка, и его командир полковник Ибрагим Караогланоглу погиб.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 17

Карта расширения плацдарма на Пентемили 20–21 июля 1974 года

После ночных боев противники отдыхали, ограничиваясь отдельными перестрелками и готовя новые атаки. Небо затянул дым десятков лесных пожаров — в летнюю жару активно применяемые сторонами бомбы, мины и снаряды поджигали сухие деревья и кустарники.

Все планы обороны Кипра базировались на том, что на второй-третий день операции на остров прибудет пехотная дивизия греческой армии. Но этого не произошло.

Метания Афин

Произошедшая 20 июля турецкая высадка на Кипре стала для греческого руководства полной неожиданностью. 

До самого последнего момента в Афинах не желали верить в подобное, игнорируя все свидетельства греческой разведки.

Кипр находился гораздо ближе к Турции, чем к греческой территории: расстояние от Кирении до ближайшего греческого острова Родос составляло 450 километров, а до Крита, где находилась серьезная группировка греческих вооруженных сил, — 470 километров. При этом значительная доля пути проходила вдоль турецкого побережья. Планировщики ВВС подсчитали, что из-за расстояния греческие «Фантомы» с критских баз могли находиться над Кипром не более 5–10 минут.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 18

F-4 «Фантом» ВВС Греции, 1980-е годы

Из всего греческого руководства только диктатор Иоаннидис проявил готовность сражаться. Генералы же фактически саботировали его решения о мобилизации и переброске подкреплений на Кипр. 

Они полагали, что их цель сейчас состоит в том, чтобы избежать войны между Турцией и Грецией, в которой греки неминуемо потерпят поражение и потеряют не только Кипр, но и часть собственно греческой территории. Поэтому, по их мнению, нельзя было отправлять подкрепления на Кипр, чтобы не провоцировать турок.

В результате единственными греческими воинскими частями, достигшими Кипра после начала конфликта, стали спецназовцы. 

Первая попытка перебросить рейдеров состоялась в ночь на 21 июля. Эскадрон Бета отправился из Салоник на «Боингах-727» греческой национальной авиакомпании «Олимпик», но на середине пути из Никосии поступило сообщение, что взлетная полоса аэропорта повреждена турецкими авианалетами и лайнеры не смогут сесть. Пришлось возвращаться.

Следующей ночью с Крита был переброшен рейдерский эскадрон Альфа под командованием подполковника Георгиоса Папамелетиу. Из 20 военно-транспортных «Норатласов», собранных на авиабазе Суда, до полуночи успели вылететь 15. Самолеты летели низко над морем, соблюдая полное радиомолчание. Два самолета потеряли ориентацию и вернулись.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 19

Карта перелета с Крита на Кипр в ночь с 21 на 22 июля 1974 года

Первые самолеты достигли Никосии около двух часов ночи 22 июля, но охранявший аэропорт 195-й батальон ПВО нацгвардии по какой-то причине не получил своевременно информацию о прибытии греческих самолетов и открыл по ним огонь. Один «Норатлас» был сбит, другой тяжело поврежден. 30 спецназовцев и четыре военных летчика погибли.

Разгрузившись, самолеты еще до рассвета отправились в обратный путь. Две машины, которые из-за проблем с двигателями либо нехватки топлива не могли долететь до Крита, были уничтожены на земле, чтобы скрыть следы вмешательства Греции. 

Прибывшие греческие спецназовцы стали 35-м рейдерским эскадроном нацгвардии Кипра.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 20

Греческие спецназовцы на Кипре, июль 1974 года

Битва при Пафосе

Подобно тому, как в Афинах до 20 июля не верили в реальность турецкого вторжения, в Анкаре в первые дни конфликта не могли поверить, что Греция не пошлет войска на Кипр. 

Фиксируемые турецкой разведкой метания греческих кораблей по Эгейскому морю, ошибочные рапорты самолетов-разведчиков, неправильно истолкованные показания радаров и данные радиоперехватов — все это складывалось в представлении турецкого командования в картину греческого конвоя, везущего на Кипр неоднократно обещанную грекам-киприотам пехотную дивизию. Надо было только его найти. 21 июля ВМФ выделил три эсминца — «Адатепе», «Чакмак» и «Коджатепе» — для поиска греческого конвоя к востоку от Кипра. Такая же задача была поставлена 111-й эскадрилье ВВС.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 21

Эсминец «Коджатепе», июль 1974 года

Командовавший флотской группировкой коммодор Ирфан Тиваз, заметив пролетавшие над головой «Суперсейбры», успел в 15:00 радировать в Анкару свои опасения о возможности дружественного огня. Через пять минут турецкие самолеты атаковали турецкие эсминцы в 24 километрах к северо-западу от Пафоса. Точно такие же эсминцы типа «Гиринг» состояли на вооружении ВМФ Греции, а развевавшиеся на них турецкие флаги летчики расценили как уловку греческих моряков.

С эсминцев пытались связаться с истребителями, но по стечению обстоятельств у моряков оказались радиочастоты 1-й воздушной армии, а не 2-й, в состав которой входила 111-я эскадрилья. Результатом стал инцидент, вошедший в историю как битва при Пафосе. Эсминец «Коджатепе» получил 52 попадания ракет и бомб и после этого затонул. Два других эсминца также получили серьезные повреждения. Ответным огнем моряки сбили один «Суперсейбр» и повредили еще два. Точное число погибших неизвестно. Официально Турция признала потерю 54 человек, но из экипажа «Коджатепе» пропавшими без вести числится 161 моряк.

Падение Кирении

В 10 часов утра 22 июля на пляже Пентемили началась высадка второго эшелона морского десанта. 

С ним на плацдарм прибыл командир 39-й пехотной дивизии генерал-майор Бедреттин Демирель.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 22

Высадка «Паттонов» на пляже Пентемили 22 июля 1974 года

Вскоре после полудня 49-й механизированный и 50-й пехотный полки при поддержке 17 танков М-47 под общим командованием бригадного генерала Хаки Бораташа начали наступление с плацдарма на восток, намереваясь захватить Кирению до наступления перемирия.

Им противостояли греческий 251-й пехотный батальон и две роты 33-го рейдерского эскадрона при поддержке двух оставшихся Т-34 и взвода ПТРК 3М6 «Шмель». После двухчасового боя, в котором грекам удалось подбить пять турецких танков М-47 и БТР М-113, нацгвардейцы отступили на юг, бросив оба Т-34. 

Около 14:30 турецкие солдаты вошли в опустевшую Кирению — ее греческие жители еще накануне массово бежали из города.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 23

Турецкие солдаты входят в Кирению, 22 июля 1974 года

Сразу после захвата Кирении генерал Бораташ повел свои танки на юг. Около 17:30 турецкие танкисты встретились в деревне Темплос с продвигавшимися с юга коммандос. В тот же день турецкие части из Гёньели перешли в наступление и взяли под контроль турецкие кварталы на севере и западе Никосии. 

Но попытки коммандос и десантников захватить 22 июля господствующие высоты к западу и востоку от дороги Никосия — Кирения не увенчались успехом. 1-й батальон коммандос смог в какой-то момент сбросить греческих рейдеров с высоты 857, но затем угодил под дружественный огонь собственных эсминцев, потерял командира и поспешно отступил.

Прекращение огня, согласованное со всеми сторонами конфликта и оформленное единогласным решением Совета Безопасности ООН, вступило в силу в 14:00 по Гринвичу (или 16:00 по местному времени) 22 июля 1974 года. Стрельба окончательно стихла к 17:20.

Турецкая звезда на небосклоне Кипра: фото 24

Карта турецкого плацдарма к вечеру 22 июля 1974 года

По результатам первого этапа военной операции турецкие силы взяли под контроль порт Кирении и коридор между ним и турецкими кварталами Никосии, что составляло примерно 7% территории острова. Объявляя нации о перемирии, турецкий премьер-министр Эджевит заявил, что Кирения навсегда останется турецкой и отныне «станет прочной опорой для турецкого народа на острове».

Но это была только первая часть турецкого плана.

Источник: warspot.ru

Понравилась публикация?

Поделиться публикацией

Комментарии