Греческие местоимения. Почему киприоты постоянно говорят τούτος вместо αυτός?

948

В прошлый раз мы выяснили, что в древности у наших предков было всего четыре личных местоимения: «я», «ты», «мы», «вы». 

Однако позже в наших языках стали появляться соответствующие личные местоимения третьего лица («он», «она», «оно», «они»). Но откуда они взялись? Давайте разбираться.

У наших языковых предков, индоевропейцев, была такая особенность: они не говорили «он», «она», «они», а вместо этого употребляли невероятное количество неличных местоимений. Например (возьмем древнегреческий):

ὁ, ἡ, τό — «этот», «тот»

αὐτὰρ  μήνιε νηυσὶ παρήμενος ὠκυπόροισι («Илиада», 1 песнь, 488 строка)

«но этот в гневе меж быстроходных кораблей сидел»

ὅδε, ἥδε, τόδε — «этот», «этот самый»

χαῖρε θεὰ τοῖσδεσσι («Илиада», 10 песнь 462 строка)

«радуйся, богиня, этим»

οὗτος, αὕτη, τοῦτο — «этот»

οὗτος ἀνὴρ διερὸς βροτὸς οὐδὲ γένηται («Одиссея», 6 книга, 162 строка)

«этот [т. е. такой] человек средь живых иль мертвых не рождался»

Это далеко не весь список, но здесь остановимся. 

Можем ли мы в современном русском в первом случае заменить «этот» на «он»? Да, можем, и так даже немного лучше будет. «Он в гневе», а не «этот в гневе». А во втором — «этим» на «им»? Можем, правда, тут уже оба варианта звучат хорошо: «радуйся этим» и «радуйся им».

Как так получается, что мы можем заменять личные местоимения третьего лица на указательные? А местоимения первого и второго лица заменить не можем… «Эти хотят прилететь на Кипр» вместо «они хотят прилететь на Кипр» со скрипом, но подходит. А вот «эти хотим купаться» вместо «мы хотим купаться» совсем не клеится. Но как так?

Все потому, что наши личные местоимения третьего лица в свое время образовались от указательных (и кое-каких других) местоимений. Поэтому в русском языке они относительны взаимозаменяемы.

Личные местоимения третьего лица в кипрском языке

Давайте начнем с кипрского диалекта, здесь будет немного проще. Я выше перечислил три древних указательных местоимения (ὁ, ἡ, τό / ὅδε, ἥδε, τόδε / οὗτος, αὕτη, τοῦτο). Что с ними стало спустя тысячи лет?

Первые (ὁ, ἡ, τό) еще в архаическое время стали артиклями, и теперь, потеряв глоттальный звук /h/, стали греческими ο, η, το (или еще τον для кипрского диалекта). Это нормальное развитие указательных местоимений, когда мы будем говорить об артиклях, то увидим подобные переходы и в других европейских языках.

Вторые (ὅδε, ἥδε, τόδε) к раннему Средневековью просто вымерли. Ну… точнее, они были истреблены одним местоимением, о котором мы поговорим в самом конце.

А третьи (οὗτος, αὕτη, τοῦτο) стали местоимениями третьего лица в кипрском диалекте (и иногда используются как местоимения в самой Греции). Правда, они немного изменились до τούτος, τούτη, τούτο(ν).

Или можно никуда не идти и остаться указательным местоимением

Кстати, одна интересная деталь. Помните, в прошлый раз я писал, как все греческие местоимения первого и второго лица стали начинаться на ε- (εγώ, εσύ, εμείς, εσείς)? Под их влиянием οὗτος также в византийское время стал произноситься как ετούτος, ετούτη, ετούτο (и эти устаревшие формы даже сохранились в греческом языке). Однако затем под влиянием других факторов (о которых мы поговорим в следующий раз при склонении этих местоимений) они стали выглядеть просто как τούτος, τούτη, τούτο(ν).

Личные местоимения в других языках

Итак, наше кипрское (и реже греческое) местоимение «он» (τούτος) произошло от древнегреческого местоимения «этот» (οὗτος). Кстати, современный τούτος в определенных позициях также сохранил значение «этот», но мы сегодня об этом говорить не будем. А лучше посмотрим на то, как образовывалось наше местоимение «он» в других языках. 

Возьмем русский — откуда взялись русские «он», «она», «оно»?

‎Так! было время: с Кочубеем
Был друг Мазепа; в оны дни
Как солью, хлебом и елеем,
Делились чувствами они.

Пушкин «Полтава»

«В оны дни» — это как? Это значит «в те дни», «в те самые дни», «в эти дни». Давайте вспомним наше почти вымершее указательное местоимение «оный», которое означает «тот самый», и поймем, что краткая форма «он» также изначально происходила от этого местоимения. Другими словами, раньше для наших предков форма «он» (а точнее, ее праформа) значила «тот самый», «вон тот». 

Теперь английский. Тут все так же. Формы he, she, it напрямую связаны с this. А слово they… было заимствовано у викингов (þeir «те»). Вообще, языки обычно не воруют базисную лексику у других, но английскому правила не писаны.

Отсюда же итальянские lui, lei и loro, испанские él, ella, ello, ellos, ellas, французские il, elle, ils, elles образовались от латинских ille, illa, illud — «тот», «этот».

Такой процесс перехода указательных местоимений в личные был много где, но не в литературном греческом. Давайте посмотрим, чем так отличаются греки от киприотов и многих других европейцев.

Личные местоимения третьего лица в греческом языке

В древнегреческом было такое местоимение: αὐτός, αὐτή, αὐτό. Эта частичка αὐ (которая, вероятно, связана с русским предлогом «у») придавала местоимению возвратный смысл.

τὸν δὲ μετ᾽ εἰσενόησα βίην Ἡρακληείην, 

εἴδωλον: αὐτὸς δὲ μετ᾽ ἀθανάτοισι θεοῖσι 

τέρπεται ἐν θαλίῃς καὶ ἔχει καλλίσφυρον Ἥβην (Одиссея, 11 книга, 601 строка)

Видел я там, наконец, и Гераклову силу, один лишь 

Призрак воздушный; а сам он с богами на светлом Олимпе 

Сладость блаженства вкушал близ супруги Гебеи (перевод В. А. Жуковского, так как я устал переводить)

Итак, наше αὐτός, αὐτή, αὐτό изначально значило «сам», «сама», «само». Однако еще в древности этому местоимению стало мало своего значения и он стал подворовывать у соседей. Так, со временем в определенных позициях αὐτός стал еще значить «он»/«этот». Затем, почувствовав безнаказанность, αὐτός и вовсе стал вытеснять другие местоимения.

Вспомним наши три древних местоимения и посмотрим, как αὐτός с ними расправлялся:

ὁ, ἡ, τό — ликвидировались в древности самостоятельно, став артиклями;

ὅδε, ἥδε, τόδε — были вытеснены αὐτός, αὐτή, αὐτό в разговорной речи в конце Античности — начале Византийского времени;

οὗτος, αὕτη, τοῦτο вытеснены αὐτός, αὐτή, αὐτό к нашему времени, но не окончательно! В литературном греческом сохранилось шаткое равновесие, а в некоторых диалектах (в т. ч. и кипрском) τούτος сам расправился с агрессивным αὐτός.

Так у нас и получилось, что «он», «она», «оно» по-кипрски чаще скажут τούτος, τούτη, τούτο(ν), а на литературном греческом предпочтут αυτός, αυτή, αυτό.

О том, почему эти формы имеют три разные вариации для множественного числа (об этом мы не говорили еще), откуда в кипрском (ν) в скобках, и другие интересные и важные моменты мы рассмотрим в следующий раз, когда будем склонять наши личные местоимения.

Post scriptum

Мне нравится, как выглядят местоимения в итальянском языке. У нас есть латинские ille, illa, illud («тот», «та», «то»), от которых произошли lui, lei («он», «она»), а есть латинские ipse, ipsa, ipsum («сам», «сама», «само»), от которых образовались esso, essa — что-то между русскими «оно» и «это».

А в английском? It — это «оно» или «это»? В зависимости от контекста. Другими словами, переход указательных местоимений в личные, как видно, в наших языках окончательно не завершился. А может быть, никогда и не завершится.

Понравилась публикация?

Поделиться публикацией

Комментарии