Пресса на Кипре под колпаком власти?

641
Пресса на Кипре под колпаком власти?

Для президента Никоса настали трудные времена. И дело не только в пандемии, коронакризисе, непринятом бюджете, приближающихся трудных переговорах по кипрской проблеме и прочих «рабочих» моментах. Похоже, в середине второго срока у главы государства стремительно заканчивается кредит доверия.

Любое действие президента вызывает хейт в социальных сетях и издевки в прессе. Доходит до смешного. Показательна история с вакцинацией, когда после первой прививки Анастасиадиса обвинили в том, что вся процедура была фейковой. Вторую прививку президент попросил показать в деталях.

К своему глубокому сожалению, более серьезные обвинения глава государства так просто одним махом снять не может. Главное из них состоит в том, что с момента вступления в должность Никос Анастасиадис якобы использовал инвестиционную программу Кипра в качестве личного источника дохода.

Пресса на Кипре под колпаком власти?: фото 2

Анастасиадис неоднократно заявлял, что покинет президентский дворец, как только будут представлены доказательства его участия в коррупционных схемах. На оппонентов этот ход не действует. Доказательств нечистоплотности не поступает, однако обвинения продолжают множиться.

Пытаясь опровергнуть очередную публикацию в прессе, президент угодил в новый скандал. На этот раз главу государства упрекают в нарушении основ демократии, давлении на прессу и ограничении свободы слова на острове. Якобы по его прямому указанию был уволен главред одного из самых крупных изданий острова — кипрской редакции греческой ежедневной газеты «Катимерини».

Не защищая президента и не присоединяясь к хейтерам, постараемся беспристрастно взглянуть на эту ситуацию.

С чего все началось?

Собственно говоря, копать под программу «золотых паспортов» начали достаточно давно, а уж критике она подвергалась с самого начала. Но система стояла железно. Вносились небольшие изменения, но суть оставалась прежней: покупаешь квартирку в элитке по завышенной цене — получаешь заветную кипрскую ксиву. Куриц, несущих золотые яйца, не режут, даже если они гадят в королевском дворе.

На Анастасиадиса компромат выкладывали также не однажды. Чего стоит отчет международного проекта по расследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), который наделал шума, подняв дела времен «большой стрижки» в середине 2019 года. Но ни отчет, ни снятый на его основе голливудский фильм особо не повлияли ни на президента, ни на инвестиционную программу.

Пресса на Кипре под колпаком власти?: фото 3

Даже когда на острове вовсю гремела гроза под названием «Кипрское досье» Al Jazeera, президент Никос отвечал в эфире телевидения на вопрос, нет ли вины главы государства в этом безобразии, так: «Я незапятнанный и безупречный и хочу быть абсолютом…»

В середине этого месяца президенту пришлось опровергать слухи, причем опровергать достаточно рьяно и публично. Публикация Андреаса Парасхоса на журналистское расследование не тянула, однако в ней была громкая фраза и звучные политические имена.

В последнем абзаце статьи Парасхос описывал партийный банкет в Афинах, где за бутылочкой вискаря изрядно «повеселевший» президент Кипра признался тогдашнему премьер-министру Греции Алексису Ципрасу, что кипрская инвестиционная программа «приносит его фирмам 300 миллионов ежегодно», деньги он грузит на частный самолет, который доставляет их на Сейшелы (позже Парасхос признает, что слово «ежегодно» он, пожалуй, употребил неоправданно).

На следующий день «Катимерини» опубликовала извинения от имени Парасхоса, в которых утверждалось, что он «ошибочно воспроизвел слухи, касающиеся президента, которые не были подтверждены необходимыми доказательствами». В тот же день Парасхос заявил, что не имеет никакого отношения к опровержению и увольняется из газеты якобы по собственному желанию.

В Интернете появляются сообщения, что журналиста уволили после звонка президента. Это автоматически превращает его в мученика, кипрского Навального, народного героя и неустрашимого супермена, а президента трансформирует в сатрапа и душителя свободы слова.

Даже бывший премьер-министр Греции Алексис Ципрас был вынужден выступить с опровержением, заявив, что такого разговора никогда не было, а затем и сам Анастасиадис опубликовал в социальных сетях сообщение следующего содержания:

Я с сожалением наблюдаю за организованной попыткой очернить мое имя слухами или фейками.

При полном уважении к свободе средств массовой информации, но также и к свободе слова я за 40 лет своего присутствия на политической сцене в нашей стране избегал любого чрезмерного использования моих законных прав, признавая, что участие в общественной жизни является неотъемлемым правом СМИ и его представителей, чтобы на этом основании судить меня или даже критиковать меня.

Однако толерантность к критике, по-видимому, неверно истолковывалась некоторыми людьми, которые, даже с помощью злонамеренных и ложных публикаций или слухов, считают, что они оказывают добрую услугу обществу.

После категорического опровержения со стороны бывшего премьер-министра Греции г-на Алексиса Ципраса я хотел бы позвонить своему другу журналисту Андреасу Парасхосу, чтобы либо документально подтвердить необоснованные обвинения в его недавней статье, либо признать, что он стал жертвой дезинформации

Пресса на Кипре под колпаком власти?: фото 4

К увольнению главреда и участию в этом процессе президента мы еще вернемся. Пока обратите внимание на абсурдность ситуации, которая сама по себе диагноз то ли Кипру, то ли нашему времени, — первые лица двух государств опровергают по сути дела ничем не подтвержденный слух. Журналист приводит слова человека, который якобы это слышал. (Слушай, мамой клянусь!)

Главреду серьезной и уважаемой газеты, согласитесь, тоже как-то не к лицу пользоваться подобными приемами. По журналистским понятиям — зашквар.

Читателям доказательства оказались не нужны — они на веру приняли якобы имевшую место нетрезвую похвальбу президента о самолете с миллионами долларов. Не смутила фактологическая база и журналистское сообщество Кипра, где Парасхос нашел немало сторонников. Профсоюз журналистов собрался в срочном порядке и выступил с заявлением, в котором выразил сожаление об «ограничении свободы прессы», осудил «принудительную отставку» и заявил, что это событие «ранило, особенно свободу, свободу слова и свободу прессы».

Остается спросить, означает ли это, что теперь на Кипре можно писать все что угодно на основании слухов? Означает ли свобода прессы, что можно совершенно безнаказанно тыкать пальцем в любого чиновника и заявлять, что он вор, на том основании, что «да это всем известно!»?

А был ли мальчик?

Увольнение и хайп в соцсетях сделали опального главреда героем статей не только в местной прессе. Инцидент обсуждают в Греции и в непризнанной ТРСК. Парасхос охотно дает интервью, в которых, нужно признать, героя из себя не делает.

Пресса на Кипре под колпаком власти?: фото 5

Остановимся на нескольких моментах из интервью журналиста в радиоэфире, которые проливают свет на скандальную историю.

Об источниках информации:

Отвечая на вопрос об инсайдерах, которые и стали «авторами» слуха, Андреас Парасхос сообщил, что три политических лидера на Кипре знали о том, что говорилось на том ужине. На вопрос о том, являются ли эти «два лидера» президентом DIKO Николасом Пападопулосом и генеральным секретарем AKEL Андросом Киприану, г-н Парасхос не стал этого отрицать, однако добавил, что существует третий политический лидер. И рассказал, что вчера вечером с ним связался президент DISY Авероф Неофиту.

Анастасиадис и кипрский вопрос:

Затронув тему отношения президента к решению кипрского вопроса, точнее того, почему Анастасиадис не заинтересован в создании федерального государства на основе двух общин, Парасхос фактически добавил штрихов к этой теме.

Он сообщил, что однажды при встрече дискутировал с Анастасиадисом, который не для публикации рассказал, что больше верит в два государства, а не в федерацию.

Я был в его офисе, и начался разговор о кипрском вопросе. Он начал утверждать, что федерация не будет жизнеспособна и что было бы лучше разделить наши счета с киприотами-турками и рассмотреть возможность решения на основе сосуществования двух государств или свободной федерации. Он сказал мне об этом в 2018 году

Звонил, не звонил?

На вопрос, был ли личный звонок от Никоса Анастасиадиса с угрозой иска и требованием извинений издателям «Катимерини Кипр», г-н Парасхос ответил, что этого не было.

Время от времени я писал невероятные и неприятные вещи о президенте. У меня есть статья 2018 года под названием «Президент-предатель и четыре туза». Президент не звонил и не угрожал. Тем не менее мне сказали, что звонил президент республики и угрожал подать в суд. Я знаю, что в понедельник президент имел дело только с мисс Лют (специальный посланник ООН по кипрскому вопросу). Однако я не считаю, что мой источник (сообщивший о звонке президента) лжет, — добавил он.

Писал ли извинение сам Парасхос или это сделали за него?

Что касается подписанного разъяснения-извинения, опубликованного в онлайн-издании «Катимерини», г-н Парасхос заявил следующее:

Издатель позвонил мне и попросил извинений. Я сказал, что не думаю, что есть повод извиняться. В понедельник днем мне сообщили, что они сами написали письмо в качестве замены моему признанию

Кроме того, он обратил внимание на подпись, стоящую под извинениями, опубликованными якобы от его лица. Под ним стояла подпись Αντρέας, а не Ανδρέας, в то время как он всегда пишет свое имя через δ. По его словам, это главное доказательство, что извинения к нему никакого отношения не имеют.

Я плохо себя чувствовал, — заключил он, — я думал, что издатели должны меня защищать. Издателю пришлось защищать престиж газеты

Примечание на полях

Был ли «наезд» государственного аппарата на свободу прессы, если даже звонок президента имел место? Мое личное мнение как журналиста, который долгое время работал в российских СМИ, — нет. Он не грозил закрыть издание, не намекал, что может наслать на него проверки от пожарных до налоговой, объявить иностранным агентом и т. д. У него просто нет для этого рычагов.

Пресса на Кипре под колпаком власти?: фото 6

В данном случае это был звонок частного лица, которое не согласно с информацией, опубликованной в ежедневке. Потребовать опровержения, извинения или доказательств вполне логично. Как и отстаивать в случае, если этого не произойдет, в суде.

У издателей был выбор. Они предпочли сдать одного из своих ключевых сотрудников. 

То есть издатели «Катимерини» повели себя как та самая унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла. По крайней мере, по словам Парасхоса выходит именно так.

Корни этой истории все-таки стоит искать в партийном противоборстве. Анастасиадис не идеален, но травить кипрскую прессу он не будет, хотя бы потому, что в Евросоюзе этого не поймут. Да и ресурсов для этого у него маловато.

Нуждается ли в защите на Кипре свобода слова? Да, конечно, свобода слова всегда нуждается в защите. Пресса остается свободной, пока она за это борется. И не только с властью. У свободы слова много врагов: политическая конъюнктура, деньги, власть, погоня за хайповыми новостями и еще куча всего. Но когда эта борьба прекращается, рождаются тираны. И вот тогда все становится действительно плохо. 

Хотите пример, как работает пресса там, где она действительно контролируется государством? Пожалуйста: в России 23 января десятки тысяч россиян вышли на улицы, чтобы выразить свое несогласие с правовым беспределом в государстве, но в СМИ больше обсуждают, как трудно жить Байдену.

  Фото:  www.sigmalive.com

Понравилась публикация?

Поделиться публикацией

Читайте ещё по теме

Русский след в истории Республики Кипр
Русский след в истории Республики Кипр
Внесистемная оппозиция ΑΦΥΠΝΙΣΗ 2020 на Кипре рвется во власть
Внесистемная оппозиция ΑΦΥΠΝΙΣΗ 2020 на Кипре рвется во власть
Коронавирус: чем вы готовы пожертвовать ради собственной безопасности?
Коронавирус: чем вы готовы пожертвовать ради собственной безопасности?
Как ситуация в Афганистане может повлиять на Кипр
Как ситуация в Афганистане может повлиять на Кипр
Австралийский ученый предсказал победоносное шествие вируса, когда счет количеству заболевших шел на единицы
Австралийский ученый предсказал победоносное шествие вируса, когда счет количеству заболевших шел на единицы